суббота, 1 ноября 2014 г.

Проблемные банки: как бизнесу вернуть свои средства





Возможность возврата юрлицами средств из проблемных банков все же существуют. Не смотря на действия Гонтаревой направленных на полное уничтожение украинского бизнеса.

понедельник, 16 апреля 2012 г.

Чиновники НБУ пытаются скрыть преступления совершаемые сотрудниками банков


На прошлой неделе заместитель главы Национального банка Украины разослал письмо №18-312/1919-3492, в котором изложил свое мнение относительно обращений в правоохранительные органы.

В первую очередь это связано с постоянным увеличением количества уголовных дел открываемых против клиентов банков после введения депутатами, «отстаивающими» интересы потребителей финансовых услуг, в ноябре 2011 года уголовной ответственности за предоставление недостоверной информации при получении кредитов. Хотя в самом законе, которым была введена ответственность и указано, что его действия не распространяется на кредитные договора заключенные до вступления его в силу.


Основные цели, преследуемые документом, с одной стороны, связаны с очередной попыткой усиления давления на потребителей финансовых услуг, с целью возврата кредитов выданных финансовыми учреждениями без соответствующей проверки платежеспособности. А с другой стороны, с попыткой должностных лиц Национального банка прикрыть свою бездеятельность и противоправные действия банкиров по неправомерному раскрытию банковской тайны. К тому же данное письмо не является нормативно-правовым документом Национального банка Украины согласно ст. 56 Закона Украины «О Национальном банке», а выражает лишь мнение конкретного чиновника НБУ пытающегося снять ответственность с банкиров за нарушение банковской тайны.

Если банки будут придерживаться мнения чиновника НБУ изложенного в письме, то служебных лиц банков раскрывающих таким образом банковскую тайну будут привлекать к уголовной ответственности предусмотренной ст. 232 Уголовного кодекса Украины. И такие примеры уже есть, так возбуждено и сейчас расследуется уголовное дело в отношении сотрудников ПАО «АБ «Экспресс банк» за раскрытие банковской тайны.

Действующим процессуальным законодательством четко предусмотрена процедура и способы раскрытия банковской тайны. При этом в законодательстве этому вопросу посвящен целый раздел в гражданско-процессуальном кодексе. Поэтому толкование чиновником НБУ в письме норм законодательства, к тому же письмо в дальнейшем может быть отозвано, что уже бывало не раз, может привести к массовому нарушению прав граждан и привлечению должностных лиц финансовых учреждений к уголовной ответственности за раскрытие банковской тайны, что уже и происходит.

При этом чиновник НБУ умалчивает, что согласно ст. 62 Конституции Украины обвинение не может основываться на доказательствах, полученных незаконным путем, а также на предположениях. Все сомнения относительно доказанности вины лица истолковываются в его пользу. Поэтому, шансов в дальнейшем устоять подобным обвинениям в суде будет крайне тяжело и использоваться они могут лишь для психологического воздействия на заемщика.

Единственным положительным моментом этого письма можно считать признание Национальным банком Украины фактов нарушения законодательства сотрудниками банков, а также не надлежащего изучения платежеспособности клиентов и стоимости залогов при выдаче кредитов, которые имеют массовый характер.

Все что касается злоупотреблений сотрудников при выдаче кредитов, обслуживании клиентов и размещению депозитов банки пытаются скрыть. К тому же даже при выявлении таких фактов банки всячески пытаются уйти от ответственности, перекладывая ее на сотрудников. Ярким примером может служить кража депозитов в Укрсоцбанке и Райффайзенбанке Аваль, которые вместо возврата своим клиентам украденных депозитов всячески пытаются переложить вину на сотрудников и добиться того, чтобы суды взыскивали средства не с финансовых учреждений, а с сотрудников банков.

К тому же, даже возмещение сотрудником самостоятельно, украденных средств не будет является основанием для закрытия уголовного дела, а будет использоваться только для определения тяжести преступления и назначении соответствующего наказания.

Банки довольно часто обращаются в правоохранительные органы по фактам не своевременного возврата кредитов, которые в свою очередь все больше начинают напоминать вышибал и рэкетиров, нежели учреждения призванные защищать закон.

На мой взгляд с появлением данного мнения чиновника НБУ ситуация с обращениями в правоохранительные органы принципиально не измениться. И как я уже говорил в первую очередь оно направленно для прикрытия противоправной деятельности сотрудников финансовых учреждений связанной с незаконным раскрытием банковской тайны.

Суды становятся на сторону заемщиков, а НБУ и дальше разрушает финансовый рынок


Высший специализированный суд Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел (далее ВССУ) в связи с принятием ряда решений, которые после вступления в силу, летом прошлого года Закона Украины «О судоустройстве и статусе судей» имеют статус прецедента, 16.01.2012 обнародовал правовые позиции обязательные для применения всеми судами Украины.

В указанном информационном письме ВССУ, в разделе «Обязательства, возникающие из договоров и других сделок» описал целый ряд моментов, которые до последнего времени занимали значительную часть в спорах с финансовыми учреждениями.

А именно:

- возможность кредитора требовать возврат задолженности, как с должника и поручителей солидарно, так и с каждого в отдельности. Т.е. не обязательно предъявлять иск ко всем солидарно. Кредитор, по своему выбору, может взыскать всю задолженность с любого из поручителей в полном объеме даже без привлечения к рассмотрению дела, непосредственно должника;

- прекращение поручительства в случае увеличения финансовым учреждением процентной ставки без согласия поручителя;

- правомерное увеличение процентной ставки в одностороннем порядке до 09.01.2009 в случае соблюдения банком норм Закона Украины «О защите прав потребителей» и условий договора, касающихся уведомления заемщика о таком повышении;

- невозможность провести зачет встречных однородных требований между кредитором банка и вкладчиком, если банк находится в стадии ликвидации;

- правомерное взыскание с банка процентов и пени за пользование средствами вкладчика и не исполнение его платежных поручений с момента предъявления таких поручений в банк до момента введения моратория на удовлетворение требований кредиторов;

- возможность предоставления займа физическими лицами под проценты другим физическим и юридическим лицам без получения специальных разрешений и регистраций.

На сегодня описанные выше ситуации являются довольно типичными, и в первую очередь это касается прекращения поручительства в связи с увеличением процентной ставки без согласия поручителя. В существующей судебной практике суды до сих пор не однозначно применяли эту норму законодательства, считая, что раз поручитель подписал договор, то, не смотря на увеличение обязательств заемщика без согласия поручителя (увеличение процентной ставки, увеличение суммы кредита и т.д.), поручительство не прекращается.

Появление четкой позиции ВССУ снимет многие вопросы при рассмотрении судебных споров. Это в первую очередь коснётся споров связанных с прекращением поручительства, взысканием задолженности с поручителей и разрешении споров связанных с взысканием задолженности с клиентов банков, находящихся в стадии ликвидации.

Однако в связи с появлением данного письма актуальным встал вопрос прекращения имущественного поручительства. Ведь исходя из предоставленной информации, имущественное поручительство также должно прекращаться в случае не согласия имущественного поручителя, если он является отличным от заемщика, с повышением обязательств заемщика без согласия поручителя. Т.е. фактически суды в таком случае должны отказывать кредиторам в обращении взыскания на предмет залога.

Само появление этого информационного письма уже является плюсом. Однако, на мой взгляд, некоторые выводы, приведенные в судебных решениях указанных в вышеупомянутом письме довольно не однозначны. В первую очередь это касается не возможности проведения зачета встречных однородных требований между заемщиками и вкладчиками на стадии ликвидации финансового учреждения.

Фактически складывается ситуация, что обязательства перед ликвидируемым банком исполнить нужно, а банк в свою очередь имеет «законное» право не возвращать вклад, находящийся в этом же банке и принадлежащий заемщику банка. Такой вывод противоречит нормам Конституции Украины и Гражданского кодекса Украины, которые имеют большую юридическую силу, нежели Закон Украины «О банках и банковской деятельности».

Сделав такой вывод, суды еще больше подорвали доверие к банковской и судебной системе Украины.
Также, на мой взгляд, остается не урегулированным вопрос, связанный с исполнительной надписью нотариуса. Это касается исполнительных надписей нотариуса на жилье, что противоречит ст. 47 Конституции Украины, согласно которой - Никто не может быть принудительно лишен жилья иначе как на основании закона по решению суда. А исполнительная надпись нотариуса не является решением суда. К тому же, не решен вопрос бесспорности при осуществлении исполнительной надписи. Ведь осуществляя исполнительную надпись, нотариусы не проверяют правильность расчета задолженности, а она в большинстве случаев рассчитана не верно.

Кроме того, в связи с обнародованием в конце прошлого года Решения Конституционного суда Украины №15-рп/2011 касающегося защиты прав потребителей финансовых услуг, практического урегулирования требуют вопросы, связанные с несправедливостью условий договоров. Суды, при вынесение решений, зачастую не обращают внимания на явно не справедливые условия кредитных договоров, которыми устанавливается дополнительная ответственность заемщика не пропорциональная совершаемому нарушению. Так, например, в договорах Проминвестбанка присутствует пункт, по которому финансовое учреждение имеет право взыскать штраф в размере 15% от оставшейся суммы долга за непредставление справки о заработной плате.

Остался открытым вопрос и с изменяемой процентной ставкой. Ведь до вступления в силу Закона Украины «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно урегулирования правовых отношений между кредиторами и потребителями финансовых услуг» украинским законодательством вообще не была предусмотрена изменяемая процентная ставка. И даже после вступления его в силу, указание изменяемой процентной ставки в условиях договора, на мой взгляд, является противозаконным. В связи с тем, что порядок формирования изменяемой процентной ставки включает в себя формулу, одним из элементов которой является индекс, который должен устанавливаться независимым учреждением с признанной деловой репутацией на рынке финансовых услуг. Что это за учреждение и как рассчитывается этот индекс, до сих пор не утверждено. Ведь даже Национальный банк Украины не является на сегодня учреждением с признанной деловой репутацией. В связи с тем, что часть постановлений НБУ, признано судами противоправными, а неспособность удержать курс национальной валюты и ее девальвация, которая стала практически рекордной в мире, дает серьёзный повод усомниться в деловой репутации этого учреждения.

Добавь в свои закладки